понедельник, 29 сентября 2008 г.

Туннельный эффект

  1. Саня поправил очки и нехотя забрался на дверцу старого раздолбанного фолксвагена: ноги в салоне, голова и всё остальное снаружи. Жарко.

    -Готов?!

    -Макс, давай. Поехали…

    Машина рванулась, выпустив черное облако дыма, а за ней, тот, что был готов, поднял крыло, разбежавшись по бетонке, и, прицепленный тросом к лебёдке, стал плавно набирать высоту.

    Миша, держа рацию перед собой, оглядел небо. Почти ни облачка. Только одно, пушистым белым хлопком висит над самым стартом. Ветра нет. Жарко. Бетонка прогрелась, босиком не ступить. Воздух колышется, искажая горизонт. Мощная термичка… Колбасит, наверное…

    -Илмарс, как там…

    -Нормально! Тянет вверх, как на лифте! Варик от натуги захлёбывается… Уже 830… Правда, жёстко, турбулентность… Миш, я пошёл на маршрут.

    -Давай.

    В небе уже четыре крыла. Илмарс на синем, набирая высоту, пошёл в сторону Екабпилса. Айгарс на оранжевом, похоже, решил идти на посадку… Марек на зелёном… Денис на жёлтом… Жёлтое крыло прямо над стартом, делая пологие круги, поднимается к облаку.

    -Денис, не увлекайся. В облако не влетать.

    -…

    -Денис, ты меня слышишь?!

    -Да…

    Но крыло продолжало подъём, сначала чиркнув краем белый пух, а потом и вовсе скрывшись в нём.

    -Денис, вылезай оттуда! Мужики, осторожней… Денис в облаке…

    Два часа дня. Самое пекло. Даже ласточки куда-то пропали. Тихо. Кажется и кузнечики прекратили свою стрекотню, как будто во что-то вслушиваясь. На миг всё замерло... Затем, сначала еле уловимый, потом нарастающий шёпот со всех сторон и волна, что передёргивала горизонт, почти неуловимо прошла сквозь людей, стоящих на бетонке, автомобили, гору щебня у цементного завода, здания и скрылась в деревьях в лесу. Только осталось ощущение чего-то почти нереального, за гранью сознания и на грани восприятия чувств. Какой-то холодок по спине, да напряжение за ушами...

    Чуть потянуло ветерком, сильнее. И вот песчаный смерч, пронёсся у самой земли к старту и резко поднявшись жёлтым скручивающимся столбом, упёрся высоко в облако. И пропал...

    И всё опять на миг стихло. Вернулся стрёкот кузнечиков, низко над землёй засуетились ласточки…

    -Что это было?...

    -Смотрите!...

    А над стартом облако приобрело жёлтоватый оттенок и стремительно таяло. Через несколько секунд последнее бледно-жёлтое пёрышко, растянувшись в длину, исчезло из виду…

    -А где Денис?...

    Крыло Илмарса превратилось в синюю черточку: уже далеко. Айгарс - у самой земли. Садится. Марек - над цементным заводом… Дениса не видно…

    -Денис, ответь. Ты где?...

    -…

    -Марек, ты видишь Дениса?

    -Нет.

    -Илмарс, Марек, запросите Дениса… Может у меня сигнал слабый…

    Денис не отвечал.

    -Илмарс, возвращайся на старт и по своему маршруту ищи крыло Дениса. Оно жёлтое с красным. Увидишь…

    -Понял…

    -Марек, покрутись со своей стороны… Ищи Дениса…

    Миша повернулся к Максу:

    -Поднимайся, обследуй вон тот квадрат. Лиля, ты - за руль, Саня - на лебёдку…

    Через несколько минут чёрное крыло Макса летучей мышью уже висело над лесом.

    -Его нигде нет…

    Марек сел. Взлетел Саня. Но жёлтого крыла нигде не было...

    -Вот, блин… Где он может быть?... Внимательней смотрите!!!, - Миша уже не сдерживал волнение. Посмотрел на часы - больше часа прошло с момента исчезновения Дениса.

    Заверещал мобильник,

    -Алло!

    -Миш, это Денис… Я только что сел…

    -Ты где?!!!

    -Не знаю пока… Рядом большая труба… Сейчас сложу крыло… Дождь начинается… Рация чего-то не берёт… Перезвоню…

    Отключился.

    "Нашёлся… Слава Богу… Ну и нервы…"

    -Всем отбой! Денис нашёлся, - Миша устало сел в траву. Посмотрел в небо, - "Какой дождь? В небе ни облачка… Какая труба?..."

    Минут через пять мобильник опять ожил.

    -Ну, где ты?

    -Я в Риге…, в Иманте…, - тихий озадаченный голос Дениса.

    -Где?!!!...

    -В Риге…, Иманта… Сам ничего не могу понять… Миш, здесь сильный дождь, я иду домой, завтра приеду на Румбулу и всё расскажу…

    -Да…

  2. В Риге…, в Иманте… Так это же за 150 километров, два с половиной часа езды на автомобиле… Ремонт дороги, ограничения в городах, быстрее не проедешь… Нет, это невозможно… Прошло только чуть больше часа...

    К месту посадки подтягивались пилоты. Скоро все собрались у вишнёвого минибаса.

    -Так, где сейчас Денис?

    -Говорит, что в Риге…

    -А как это возможно? До Риги отсюда 150 километров. Он же не на самолёте?... Сдуло?

    -Не знаю… Я звонил домой, в Риге действительно сильный дождь… Завтра приедет на Румбулу, расскажет.

    -Хрень какая-то…

    -Туннельный эффект…

    -Что?

    -Туннельный эффект. В квантовой физике есть такое понятие. Точно не помню, но идея в том, что частица с малой энергией иногда оказывается в состоянии, принять которое могут лишь частицы с большой энергией. Это так, если б ты подбежал к высокому забору, чуть припрыгнул и оказался по другую сторону. Не перепрыгнул, а оказался… Что-то там было связано с неопределённостью фиксации частицы в пространстве. С вероятностью быть здесь и в другом месте…

    -А помните этот шорох, какое-то волнение и песчаный смерч к облаку?...

    -Мистика…

    -… и если случились какие-то специфические обстоятельства в какой-то точке пространства, изменились физические свойства среды и вероятность нахождения облака вместе с Денисом здесь стала меньше вероятности их нахождения в Риге... И они оказались там... Там ведь собралась густая облачность, пошёл сильный дождь. Кстати, многие процессы в атмосфере до сих пор ещё не понятны. Например, молния…

    -Хорошо, что ещё в Риге, а не над болотом со змеями… Бермудский треугольник...

  3. Когда подъехала старенькая ауди Дениса, те кто был на земле, отложили дела и пошли слушать его историю.

    -…тянуло вверх классно. У облака я попытался выйти из потока и нифига… Я акселем..., не пускает. Только всё сильнее затягивает. А как попал в облако, немного поболтало и всё успокоилось. Сижу себе, как дома на диване. Только не видно ничего, кругом одно молоко. Потом, кажется, прошло минуты три или пять…, - он выбросил окурок потухшей сигареты, потянулся в карман за пачкой. Вытянул и из кармана вывалился небольшой смятый листок бумаги. Листок упал, подхваченный ветром, отлетел в сторону. Денис проводил его взглядом, махнул рукой и продолжал,

    -… прошло минут пять. Вижу как будто тёмно-серое пятно. Меня несёт туда и я вываливаюсь из облака… Кругом серо, как в сумерках… Высоты метров сто… Рядом город, высокая труба, дождь собирается… Ну я резво на посадку… Звоню тебе… Собираю крыло… Выхожу из пролеска… Иманта… Рядом с домом… Ну я тут и ох…, - он посмотрел на Лилю, - офигел…

    -Ну и дальше?

    -А что дальше?... Начался сильный дождь, рванула молния. Пока добрался до подъезда, взмок до трусов… Дома выпил водки и лёг спать…

    -Ты говоришь, был в облаке минут пять? Мы тебя искали больше часа. От момента твоего исчезновения в облаке до твоего звонка прошло больше часа! Какие пять минут?!

    -Ну, не знаю. На часы не смотрел. А дома лёг и проспал до утра…

    -Мистика…

    -Туннельный эффект…

    -Чего?... Он оглянулся, выбросил сигарету, - Ну ладно, поеду домой. Простыл наверное. Что-то колотит…

    Красная ауди резко развернулась, заревела и умчалась.

    -Миш, ты ему веришь?

    -Не знаю. Вчера вечером позвонил ему, трубу взяла жена. Сказала, что пришёл днём, весь мокрый от дождя, какой-то не в себе… Выпил стакан водки и лёг спать…

    -А зачем ему врать? Ведь действительно исчез… Мы ведь искали...

  4. … Вилнис прервал своё повествование, поправил зелёную кепку на голове, допил из кружки винчик и очень серьёзным тоном продолжил,

    - поэтому, ребята, никогда не влетайте в облака. Туннельный эффект.

    И выразительно оглядел молодых пилотов.

    Миша, стоя у сковородки с "овощным рагу", спешно поднёс ложку ко рту, прикрывая улыбку. Криш, сидя со своим нотбуком на коленях, не отрываясь от монитора, загадочно улыбнулся. В тот день он поднял маленький скомканный листок бумаги. Это был автобусный билет Екабпилс - Рига, протёртый в том месте, где стояла дата…

    -А где сейчас Денис?...

    -А он продал крыло и у нас больше не появлялся…

    -Мистика. Подёргивание горизонта… Шёпот… Вихрь...

    -Туннельный эффект... Ну заливает!..

    Сгустились сумерки, заходящее солнце чуть подёргивало горизонт. Слегка потянуло тёплым ветром, зашелестело кукурузное поле у кемпинга, будто перешёптываясь с кем-то… На границе света электрической лампочки, напротив ряда палаток закрутился пылью небольшой смерч

    -Мужики, я только что перед палаткой три банки тушёнки выложил. Никто не видел?...

  5. 464b56f565d87f6dad0b28348cbceeff

вторник, 23 сентября 2008 г.

Ты выбрал...

1159_NxgWKwtAg2 Тихо. Лишь слегка колышется высокая трава, едва тронутая утренним солнцем. Природа ещё спит. Как будто только потягивается перед пробуждением.
Но вот в траве какое-то оживление. Суслик, высунув головку из норки, быстро осмотрелся вокруг. Тихо. Но все равно опасно. Быстро выскочил, встал на задние лапки и с высоты своего сусличного роста быстро оглядел округу. Из норки появилась ещё мордашка. Первый оглянулся, мотнул головкой, - пора за работу, - и ринулся на поле за зёрнами.
Второй не спеша тоже выбрался наружу. Посмотрел на небо… Там белыми ватными хлопьями плыли облака. Они принимали причудливые формы и будоражили воображение. Легко и свободно становилось на душе. Эх!... Как-то сами по себе слова складывались в строчки. Строчки рифмовались, отзываясь в груди чем-то очень родным и тёплым. Но никак не удавалось уловить это чувство, вспомнить откуда оно… Как сон. Такой яркий, такой волнующий… Но проснулся и он растаял, и никак не вспомнить… До слез…
Первый суслик уже вернулся с полным ртом, набитым сокровищами. Не раскрывая рта, чтобы не растерять ни одного зёрнышка, укоризненно покосился на Второго, - нужно работать, у нас ведь план…
Второй нехотя стряхнул с себя ночное наваждение и резво помчался за припасами. Весь день, неделю за неделей, месяц за месяцем носились два труженика: норка - поле, поле - норка. Вечерами, уставшие, вели подсчёт принесённых и съеденных за день зёрен. А раз в месяц подводили баланс и высчитывали, на сколько лет собранного запаса им хватит. А если завтра засуха? А если пожар? А если кровожадные орлы да совы устроят тотальную охоту? И вылезти из норки будет смертельно опасно? Мир такой злой, такой страшный, такой коварный. Поэтому нельзя терять ни одного зёрнышка, ни одной минутки. И невозможно расслабиться в суровом ритме современной жизни. Учёт и дисциплина. Ведь если не обеспечить себе зерновую базу в молодости, потом будешь нищим и о тебе никто не позаботится. Поэтому - заботься только о себе и прямо сейчас. Правда, если закон - каждый заботится только о себе, то кому же о тебе и заботиться?... А друзья? Найти надёжных друзей очень сложно, ведь каждый тащит зёрна лишь в свою норку! А если не в свою, то это уже не суслик...
А по соседству было много таких норок. И в них жили суслики: такие же работящие, бережливые и гордые от величия своей миссии - собрать достаточно для жизни. Только вот, что значит "достаточно", мало кто из них знал. Для простоты полагали, чем больше, тем достаточней. Часто встречались на пути в поле и обратно. Едва остановившись, быстро оценивали добычу собрата и разбегались  - дела, очень занят, катастрофически не хватает времени! Только поздним вечером, после учёта дневной выручки, делились впечатлениями: кто кого встретил, откуда тот шёл и сильно ли раздувались у него щёки. Таких, с особенно раздутыми щеками, не любили, считая заносчивыми выскочками, но в тихую им завидовали и при встрече приветствовали поднятием бровей и уголков рта. А тех, что бегали с обиженными глазами и опавшей мордашкой, слегка жалели, с удовольствием смакуя их неудачи. Конечно же, никто и не подумывал такому помочь. Это не в правилах сусликов. Но похлопать по плечу, - держись, мы в тебя верим, - считалось хорошим тоном и указывало на успешность и принадлежность к элите.
Солнце уже садилось за горизонт. Суета маленьких зверьков угасала, пока, задев задней лапкой сухую ветку и от хруста резко дёрнувшись, вильнув попой, пыхтя от страха и усталости, последний суслик не нырнул в своё убежище. Лениво качалась травинка на слабом ветру, а высоко в небе, освещённый лучами заходящего солнца, парил орёл, используя последнюю возможность слабеющего восходящего потока. Как будто не хотел прощаться с уходящим днем…
В норке тепло и уютно. Усталые и сытые, довольные собой, в безопасности и запахах зерновых сокровищ суслики тихо посапывали, иногда подёргивая ушками, сквозь сон прислушиваясь к звукам на поверхности земли.
… Тихо. Яркое палящее солнце контрастно освещает открытую полянку со скошенными стеблями пшеницы, валяющимися толстыми колосьями с золотистыми зёрнами. Вот это богатство! Три прыжка из густой травы… Промелькнувшая по полянке широкая тень… Что-то крепко схватило за шкурку на спине… Через мгновение лапки оторвались от земли, полянка осталась далеко позади внизу… Вот родная норка с застывшим от ужаса Первым… И это чувство свободы и огромного пространства, когда видишь весь мир и ощущаешь причастность к его величию… Это именно то чувство, что иногда будоражило душу, но до этого мгновения было скрыто серым и липким туманом. Я лечу! Я помню это чувство! Я летал и раньше! Не знаю как, не знаю когда, но и у меня были крылья!
- Да, это так, - тихий и спокойный шёпот заполнил пространство, - каждый живой организм в период своего эмбрионального развития проходит все стадии, несёт в себе способности и к полёту, и к плаванию, и к бегу. Это период потенциальных возможностей. А затем наступает момент выбора - перекрёсток. Ты выбрал быть сусликом...
Восторг сменился ужасом. Как высоко! Вот уже вата облаков оказалась не ватой, а лёгкой дымкой, переходящей в туман… Вот на горном склоне огромное гнездо с кричащими от нетерпения голодными птенцами: самый лучший суслик - большой, толстый… И для этого нужно было целыми днями трудиться, набивая желудок отборным зерном, ограждая себя от болезней, стремясь к благополучию? И никто из собратьев не кидается на помощь… Это чтобы орлам без забот отбирать очередной откормленный кусок мяса?...
- Ты выбрал быть сусликом…
Маленькое сердечко зашлось от ужаса… В панике задёргались лапы, помутнело в глазах...
Лапка больно ударилась обо что-то острое. Резкая боль оттеснила видение, сон ушёл… Сердце ещё бешено колотилось, сухой рот жадно хватал воздух.. Воздух… На свежий воздух. Он высунул мордочку наружу и стал жадно пить свежую утреннюю прохладу. На поляне было ещё темно, а там высоко первые лучи восходящего солнца уже освещали вершины гор. И того, что парил, встречая день. Того, кто выбрал быть орлом.
А может быть, у меня всё ещё есть выбор?...

суббота, 30 августа 2008 г.

итальянский излом

it 074

Переломный момент.
Тщательный осмотр каждой стропы. Не только "А" ряд, но и все остальные, с проверкой, не подвязалась ли травка-цветочек и с аккуратной чисткой от перехлестов. Еще раз проверка симметричности натяжения "А" ряда и положения крыла по отношению к склону и ветру.
Готов. Теперь чуть подождать правильного ветра. Все. Пошел. Резкий наклон вперед, бегом 3-4 шага и... летим! Через мгновение под ногами только хвойный лес на склоне.
"Хорошо..." - ожила рация. "Теперь будем учиться парить. Разворот вправо к склону... Энергичнее! Еще! Видишь, потянуло вверх? Сразу резкий разворот туда, где тянуло... Резче! Так. Смотри за склоном. Крутись в этом месте! Не выпади!.. Так, выпал..."
Еще раз разворот на склон. Еще попытки... Опять не удержался. Высота - минус 150 метров. Пойду домой. Очень не хочется рисковать и садиться в незнакомом месте.
В далеке, в утренней дымке в нескольких километрах чуть виднеется колокольня, рядом с которой, чуть левее и ближе, за небольшим леском - наша посадочная поляна.
Вид потрясающий! Впереди под солнцем блестит озеро. Справа и слева - горы, покрытые лесом с редкими плешками - полянами, домиками и зеркалами скал. Там, между вершинами гор справа, в ясную погоду, говорят, можно увидеть Венецию.
Взгляд назад... Высоко над стартом, в сотнях метров над вершиной горы, под самыми облаками чуть мерцают яркие и красочные лоскутки: наши летают.
Прямой полет от старта до нашей поляны в зависимости от ветра занимает 10 -15 минут. Кругом спокойно и красиво. Под ногами медленно поворачивается Земля. Уже четко видна "приводная" церковь. Еще через несколько минут церковь четко подо мной. А высоты еще метров 250 - 300. Можно пролететь еще вперед, развернуться, покружить над базой и спокойно совершить посадку на точность.
Взгляд на "колдун" - ветер НА озеро?! Что-то необычное... Все те дни было наоборот. Нужно будет сообщить нашим... Несколько "восьмерок" над кукурузным полем, ну вот, теперь на посадочную глиссаду. Не очень удобно - в направлении деревьев. Но ведь главное - против ветра.
Так. Что за фигня?! "Колдун" висит, ветра нет. А это значит, что с этой высоты крыло пролетит в отсутствии встречного ветра сотню метров - точно в деревья и дом за ними.
Резкий разворот влево! Высоты должно хватить. Земля близко, скорость нарастает. Вывернуть. Потом клеванты...
Нет высоты. Касание. Удар. Несколько кувырков через голову.
Легкий хруст почувствовался как-то нелепо просто: как будто надломился где-то рядом прутик. Жму на рацию:
- Миша, я сел, но повредил ногу...
- Что?!!!
- Сел, но повредил...
Не вставая, медленно снял каску, перчатки, отстегнул подвеску... Жарко...
Левая ступня неестественно вывернута и чуть подергивается. Правая - затекла в ботинке. Положил голову в траву. Недавно косили, приятно пахнет. Любопытные кузнечики запрыгали вокруг. Один сел прямо перед глазами. Я теперь тоже кузнечик, во всяком случае на левую ногу...
Эх, как нелепо... Жарко... Пытаюсь снять майку... Больно...
Ощущение, что все в жизни резко изменилось. Переломный момент. Теперь многое пойдет по-другому. Излом, ведущий к Искренности и Силе. Болевой шок. Через который возврат на Путь, ради которого был призван. Все вроде бы так буднично и обыденно, только вот эти кузнечики... И тихий высокий звон, переходящий в нереальность...
А вот уже подбежал народ. Кто-то приподнял часть моего крыла, чтобы закрыть от солнца. Кто-то принес воды, кто-то - мокрое полотенце на лицо.
И уже слышу: "Вызвали скорую... Через 20 минут будет..." Жарко и больно... Кто-нибудь пристрелите, добейте меня... Ладно... Не надо... Выдержу...
А в небе над головой параплан Миши. Несколько крутых спиралей и он уже стоит передо мной. Озабоченный взгляд: "Перелом... Месяца на два..." Взгляды встретились: "Миш, извини..."
Прилетели и другие. Скорая приехала через 40 минут - ехали из больницы в Belluno, что за 20 километров от нашего кемпинга.
Санитар спокойно и деловито отрезал левую штанину, язык левого ботинка и освободил ногу. Потом ногу завернул в красный "чехол", обложили льдом и вместе со мной аккуратно положили на носилки и - в машину. Со мной поехали двое наших. (Наши - это те, кто своих никогда не бросает. Чужие - это остальные. Они действуют в зависимости от обстоятельств).
Мистика.
Едем спокойно, без сигналов и ажиотажа. Уже некуда спешить. Почти не качает. Больно, но терпеть можно. Можно даже думать о другом.
Но перед глазами устойчивая картинка - толпа народу смотрит на мою освобожденную от ботинка и носка скрюченную ногу. А я вижу одного лишь Андриса, который немножко со страхом, но и любопытством, глубоко подавшись вперед, смотрит перед собой и слегка морщится от сопереживаемой боли.
Из всего ряда людей вижу только его. Стоит почти ровно на линии "мои глаза - разбитая стопа - он"...
Въехали в больницу. Рентген. Молодой крепкий парень с выразительными глазами и две молодых девушки аккуратно ставят кость на место, исправляя вывих (тихо, расслабься, сейчас боль пройдет...). Гипс. Потом контрольный рентгеновский снимок. Пожилой врач улыбнулся: все будет в порядке.
Палата. Четверо таких же "счастливчиков". Помогают освоиться. Доброжелательны, общительны. Только говорят, на мой взгляд, слишком громко и много. Измерение температуры, анализ крови, эл.кардиограмма...
Завтрак, обед... Заказ меню на завтра. Нога успокоилась.
- Болит?
- Нет
- ОК, - сестра радостно кивает.
"Пи-пи" - судно - учат пользоваться, показывает на себе... Умора!
Перед носом висит пульт - включать свой свет, вызвать сестру и еще что-то...
Кровать на колесах с рычагами, чтобы можно было бы легко менять свое положение от лежачего до сидячего.
Интересно, в первый день скучать не приходится. Назначили день операции.
В открытую дверь входит Миша. Сильно озабочен:
- Сейчас привезли тебе еще одного - Андрис ногу сломал... Были на маршруте. Когда у него высоты уже не было, пошел на посадку. Усадьба, поле... Как так?
Знаки.
Что произошло? Кто и зачем изменил в моем восприятии "направление ветра", которое привело к падению? Ведь шансов правильно сесть в идеальных условиях было в миллион раз больше.
Почему из всех людей, склонившихся надо мной, моя память выделила лишь Андриса?
Почему в списке медицинской страховки наши фамилии идут друг за другом?
Почему на следующий день именно Андриса Миша взял в маршрутный полет? Что сбило его с принятия правильного решения при посадке на поляну у усадьбы? Ведь он всегда достаточно хорошо садился даже на ограниченные площадки.
И почему номер кроватного места Андриса 16bis, а не 17? (этого номера просто нет)
Разум подозрительно намекает - неспроста!..
Урок. Что-то должен понять и выучить я, что-то - он. И неспроста оба одновременно: что-то нужно увидеть из того, что каждый из нас отражает.
Такое впечатление, что Кто-то "ведет" нас, искажая наше восприятие, чтобы мы совершали необходимые Ему поступки.
Иногда Он более демократичен. Дает возможность выбора. А иногда и того больше - предлагает эффективный вариант, посылая знаки. Их только нужно увидеть и прочитать.
И кто явился главным обьектом разыгранной комбинации? А кто - только катализатором и фоновой поддержкой? Или все намного сложнее?
А может быть нам обоим просто нужна была пауза, чтобы прочитать свою книжку? Кстати, откуда они взялись? Мне - о счастье, терпении и преодолении препятствий (Далай Лама). Андрису - о силе намерения (В.Синельников).
Жарко и душно в палате. Кругом галдят итальянцы: пришли проведать своих больных. Им классно - радуются, развлекаются. А мы с Андрисом, как два нечищенных карпа на праздничном столе.
Ну вот и наши пришли. Миша:
- Книжку прочитал?
И смотрит, хитро ухмыляясь, немигающими карими глазами. Зрачки на мгновение остановились, уменьшились в горошину, провернулись... Я принял взгляд.
- Прочитал. У тебя их полный шкаф? Неси еще...
p.s.: А может быть все это фигня и дело в том, что сильно ударился о землю?

фотографии здесь: http://picasaweb.google.ru/strannik13/Italia_2008

воскресенье, 25 мая 2008 г.

Педалька

Открывается дверца клетки и беленький чистенький мышонок резво бежит по лабиринту, уверенно жмёт лапкой на педальку и в момент вспышки света получает такой долгожданный и очень вкусный корм. Эта педалька появилась в его жизни как-то случайно. Бродил по лабиринтам голодный, вокруг столько запахов. И вдруг что-то под лапой прогнулось - сначала испугался, яркий свет - а потом откуда-то с неба выкатилась целая горка ароматных зёрен. В следующий раз, как только проснулся и почувствовал голод, бежал к заветной педальке. И всё повторялось снова. Вот это жизнь! "Мне всё это досталось потому, что я такой умный, находчивый… Да и вообще - избранный… А эти… лузеры бестолковые...", - другого объяснения он не находил, презрительно поглядывая на своих сородичей, в голодном ажиотаже обнюхивающих свою клетку, стоящую на соседнем столе.

…У него не было выбора. Во всяком случае тогда ему так казалось. Последний год учёбы в институте, и денег нет, и работы… Сколько CV разослал, скольких родственников и друзей просил, но ничего достойного никто так и не предлагал. А тут объявление у деканата - какой-то банк. Правда и не банк ещё вовсе. Только регистрационные документы и одна табуретка из мебели. Акционеры уверяют, что на неделе найдут помещение в аренду и тогда у него появится своё рабочее место. Эх… А куда деваться? Хоть и обещают платить копейки, но всё ж берут на работу… Ладно, там видно будет…

Мышонок уже не торопился со всех ног к своей кормушке. Он знал, что получит своё и шёл спокойно, внимательно обнюхивая всё по пути. А чего спешить, ведь уже столько дней всё повторяется точь-в-точь: педалька, яркий свет и горка душистых зёрен. Только сородичи в соседней клетке вызывали у него раздражение: голодные, злые, суетливые… "Может быть книжку написать "Три шага к достижению Абсолютного Успеха"? И подписаться с полным правом можно - "Самый Эффективный Мышь" - "СЭМ"… Ведь так и сдохнут неразумные… Чего сидеть-то в этой клетке?! Двигаться надо, давить на педальку! Да, идиоты. Только мой гений мог открыть трёх-шаговую комбинацию к Абсолютному Успеху: педалька - свет - корм…"

За прошедшие 15 лет он располнел, у него огромный кабинет с дорогой мебелью. Он - банкир и банк принадлежит ему. Он не любил вспоминать, как из скромного служащего превратился во владельца. А где те, кто был когда-то его хозяином?! Глупцы и идиоты. Он не любил вспоминать, как использовал "деньги в пути", раздавая в кредиты своим особо любимым клиентам. И они его любили: проценты платили на его частный счёт… Он не любил вспоминать и другие "очень эффективные механизмы" зарабатывания, точнее - отъёма денег. Он придумал другую историю и любил гордиться ею, своим успехом, своим умом, своим знанием людей и жизни. На столе перед ним стопка аккуратно распечатанных листов. Его первая книга - "Успех Банкира. Просто думать надо…" Пусть читают, может быть поумнеют… Хотя вряд ли... Не все банкирами становятся…

...Лениво подошёл к педальке, нажал. Яркая вспышка света и… ничего. Ничего не сыпется. Нет еды. Что за ерунда такая! Ещё раз. Нет. Сердце запрыгало от страха, в голову стукнуло от резкого повышения давления крови. Ещё раз! Нет! Но ведь работало! Уже мало что понимал. Всё. Фортуна отвернулась… Превратности Судьбы… Не повезло… Такова жизнь… За всё нужно платить… Такая моя Судьба… Ничего не поделать… Он лёг, обнял педальку и приготовился умирать голодной смертью…

Зазвонил телефон, оторвав от мыслей о глобальном спасении человечества. Что?! Две крупнейшие в стране компании уходят из его банка?! Да это же именно те клиенты, что дают самые большие остатки по счетам! Мы не можем в одночасье вывести их деньги из всех наших активов! Могут возникнуть перебои с платежами по счетам других клиентов, а там - конфликты, потеря доверия, массовый уход клиентов…, банкротство… Сердце яростно забилось, на лбу холодный пот, кровь мощной волной ударила в голову… В глазах потемнело, из ослабевшей руки телефон выпал прямо на пол…

Лаборант осторожно вытащил дохлую мышь из почти игрушечного лабиринта и выбросил в мусорник. Уже которая мышь дохнет от голода у полюбившейся ей педальки. Нет, чтобы подойти ко второй, что всего-то в 10 сантиметрах от этой. И не нажать, а отжать. "Нужно сказать, чтоб принесли ещё мышей для эксперимента… Может серых попробовать..."

1185439660_12314_46a7284b954bb

воскресенье, 4 мая 2008 г.

Птицы

Сегодня с утра как-то тяжело бежать: мышцы ног слегка побаливают после вчерашних полётов. А стаффорду не объяснишь. Рванулась, увидев двух, дерущихся за какой-то облезлый кусок колбасной кожуры, ворон. Те, отлетев недалеко от мусорного контейнера, орут, клюют друг друга, дерутся. Птицы…

… Только что прошёл дождь, небо просветлело. "Колдун" упал, чуть колышется у шеста - ветра нет. Уже можно было бы летать, но всё вокруг мокро, негде разложить крыло. Пилоты, уже экипировавшись, готовые к полёту, бесцельно бродят по полю, поглядывая то в небо, то на свои сложенные в рюкзаки крылья. Ждём… Прогуливаются в ожидании приглашения несколько человек, изъявивших желание пролететь в тандеме и испытать на себе ощущения полёта на параплане. Нервно улыбаются, смешав страх и ожидание дикого удовольствия в один коктейль. Ждём…

-Берём тент, раскладываем на траве у старта и готовим крыло, - Миша рубит пресловутый "узел", - Петерис, слетай на разведку погоды…

Всё завертелось. Замигал проблесковый маячок на крыше автомобиля с лебёдкой. Разбег и… Только Петерис так взлетает: оторвавшись от земли, в какой-то птичьей позе чуть замерев в нескольких метрах от бетонки, как-будто провожая землю… А потом там, на высоте крутит свои любимые спирали.

Следом Криш на тандеме катает девчонок. А те довольные и счастливые фотографируются, чтоб потом похвастаться своим друзьям. Интересно, придут потом учиться летать? Некоторые приходят…

Трава всё ещё очень мокрая, есть лишь одно место для раскладки - сложенные рядом два тента. Времени между стартами мало, уже вечер, а полетать хочется всем. И после очередного старта, все, кто свободен, бегут помогать тому, кто сейчас летит. Раскладываем крыло, цепляем концы, проверяем стропы… Как муравейник. Всё быстро, технично, внимательно. И неважно, кто ты, на каком языке говоришь, каков твой социальный статус, сколько денег на счёте и какой у тебя возраст. Просто в этот момент все живут одним - в небо. Сейчас он (она), а я следом. Мы птицы, мы из одной стаи, мы вместе встаём на крыло. Птицы…

… На очередной поляне стаффорд останавливается, заинтересовавшись каким-то запахом в траве. Фу, теперь хоть я могу перевести дух и отдышаться. Как-то тяжело сегодня бежать: очевидно, вчера на стартовом разбеге хорошо потрудился. В лесу тихо, море слегка колышется, только чайки копошатся, о чём-то споря. И вдруг какой-то сначала едва уловимый, нереально сверхъестественный шёпот, переходящий сначала в глухое и равномерное дыхание, а затем - в нарастающий шум с кликаньем. Лебеди. Едва касаясь верхушек сосен, клином, крыло к крылу, стая спокойно и величественно проплывает над нами. Стаффорд, не мигая и затаив дыхание, смотрит им вслед. Оглянулась на меня: рванём за ними? Птицы…

Они разные. Кто-то дерётся из-за протухшей кожуры в груде мусора, кто-то летает в неведомые края, поддерживая друг друга в длительном перелёте.

Мы тоже, как птицы: вороны у мусора и лебеди высоко под облаками. Но у нас есть преимущество: мы можем выбирать, кем быть...

четверг, 1 мая 2008 г.

встреча

Пока цепляли трос лебёдки к поводку, бегло посмотрел на крепления подвески - всё застёгнуто. Обернулся назад, параплан лежит бананом. Чуть натянул первый ряд строп - висят свободно, взгляд на небо - чисто, полшага назад, кивок головой и машина с лебёдкой рванулась по полосе. Поводок потянул подвеску, теперь упереться ногой в землю - ещё рано. Всё. Теперь. Рывок телом вперёд, как нырок. Бегом! Руки сзади тянут лямки А-ряда строп. Натяжение нарастает, равномерное на обе руки. Не вижу, чувствую: крыло пошло, ровно. Можно потратить ещё секунды 2 на то, чтоб взглянуть на него с одной и с другой стороны… Но ладно, не успел: ноги уже молотят воздух, мощно тянет за ремни подвески вперёд и вверх. Контроль: руки наверху, локти... и курс! Чуть согнул ноги в коленях и подвеска сразу же втянула в себя моё разгорячённое тело… Курс! Немного довернуть влево. Так, плавно, не спеша… Хорошо. Теперь устроиться поудобней. Хорошо. Немножко посвистывает ветер в крыле и стропах, чуть скрепят карабины подвески. Эх, хорошо! Впереди, на северо-западе солнце клонится за море…

Резко колыхнуло справа: здесь ветер посильней и дует немножко в другом направлении. Плавная коррекция по курсу. Сейчас инструктор Миша крикнет "Курс! Держать курс!.." Но нет, тихо в эфире.

Взгляд на машину с лебёдкой, потом на горизонт, потом опять… Курс… Вот машина остановилась. Высота метров 400-500? Ждём пока обвиснет трос. Не виснет… Так. А вот… провис, машину уже не видно, где-то подо мной. Теперь спокойно, не спеша, клеванты в левую руку, правой спокойно найти ручку отцепки. Рванул. Отцепился. Разворот направо, плавно правой клевантой вниз и перевалиться телом на правый бок. Ну какой же хитрый у меня организм, так красиво сымитировал перенос центра тяжести, даже ножку вытянул. Нет, не так. Переваливаемся вправо. Вот так. Крыло качнулось, накренилось вправо и горизонт поплыл.

"Владимир…, - это уже инструктор по рации, - подлети немножко к старту и я дам тебе команду начинать задание…" Ну что ж, можно оглядеться… Слева город, шоссе со снующими автомобилями, справа река с мерцающими отражениями по воде. О! справа в нескольких метрах от меня - чайка. Летит ровно в направлении моего полёта. Поглядывает на меня, едва шевеля крыльями.

-Привет, вот и встретились…, - улыбаясь, глянул на чайку.

-Привет… я тебя жду…

Вокруг как-то вдруг потемнело, только белая чайка на фоне мерцающей на солнце реки…

-???

-Я тебя жду… Ведь ты хотел научиться летать?

-Да… Вот, похоже, уже лечу…

Я не знаю, как чайки улыбаются. Но уверен, она улыбнулась…

-Сейчас летит крыло, а ты как на табуретке, привязанной к нему. И единственное, что можешь, так это попросить его сделать какой-нибудь манёвр. Оно, возможно, сделает, но сделает так, как само захочет. А научиться летать - это значит летать самому…

-И как это?... Ветер чуть колыхнул крыло, заставив меня поёрзать в подвеске.

-А ты раскрой душу… Ты ведь летал во сне? Душа уже умеет летать. Только не бойся и не мешай. Закрой на секунду глаза. Почувствуй небо и своё крыло. То, что у тебя над головой, пусть отзовётся в твоём сердце… Ведь вы летаете вместе… Оно без тебя не полетит… Полёт - это всегда состояние души. Ты посмотри в глаза и лица тех, кто здесь живёт, когда они говорят о небе… И, когда о земных делах...

"Так, Владимир, делай плавный разворот вправо…"

-Мне надо работать…

-Давай, я буду всегда рядом… Только позови…

-Спасибо…, - на душе как-то спокойно и светло, - а как тебя позвать?

-Джонатан…

Чуть передёрнув крылом, он резко взмыл вправо вверх, назад…

Я улыбнулся. Небо заселено. И здесь встречаются не только птицы. Может быть и я когда-нибудь буду приходить сюда, как к себе домой?

"Владимир, начинаем…"