понедельник, 29 сентября 2008 г.

Туннельный эффект

  1. Саня поправил очки и нехотя забрался на дверцу старого раздолбанного фолксвагена: ноги в салоне, голова и всё остальное снаружи. Жарко.

    -Готов?!

    -Макс, давай. Поехали…

    Машина рванулась, выпустив черное облако дыма, а за ней, тот, что был готов, поднял крыло, разбежавшись по бетонке, и, прицепленный тросом к лебёдке, стал плавно набирать высоту.

    Миша, держа рацию перед собой, оглядел небо. Почти ни облачка. Только одно, пушистым белым хлопком висит над самым стартом. Ветра нет. Жарко. Бетонка прогрелась, босиком не ступить. Воздух колышется, искажая горизонт. Мощная термичка… Колбасит, наверное…

    -Илмарс, как там…

    -Нормально! Тянет вверх, как на лифте! Варик от натуги захлёбывается… Уже 830… Правда, жёстко, турбулентность… Миш, я пошёл на маршрут.

    -Давай.

    В небе уже четыре крыла. Илмарс на синем, набирая высоту, пошёл в сторону Екабпилса. Айгарс на оранжевом, похоже, решил идти на посадку… Марек на зелёном… Денис на жёлтом… Жёлтое крыло прямо над стартом, делая пологие круги, поднимается к облаку.

    -Денис, не увлекайся. В облако не влетать.

    -…

    -Денис, ты меня слышишь?!

    -Да…

    Но крыло продолжало подъём, сначала чиркнув краем белый пух, а потом и вовсе скрывшись в нём.

    -Денис, вылезай оттуда! Мужики, осторожней… Денис в облаке…

    Два часа дня. Самое пекло. Даже ласточки куда-то пропали. Тихо. Кажется и кузнечики прекратили свою стрекотню, как будто во что-то вслушиваясь. На миг всё замерло... Затем, сначала еле уловимый, потом нарастающий шёпот со всех сторон и волна, что передёргивала горизонт, почти неуловимо прошла сквозь людей, стоящих на бетонке, автомобили, гору щебня у цементного завода, здания и скрылась в деревьях в лесу. Только осталось ощущение чего-то почти нереального, за гранью сознания и на грани восприятия чувств. Какой-то холодок по спине, да напряжение за ушами...

    Чуть потянуло ветерком, сильнее. И вот песчаный смерч, пронёсся у самой земли к старту и резко поднявшись жёлтым скручивающимся столбом, упёрся высоко в облако. И пропал...

    И всё опять на миг стихло. Вернулся стрёкот кузнечиков, низко над землёй засуетились ласточки…

    -Что это было?...

    -Смотрите!...

    А над стартом облако приобрело жёлтоватый оттенок и стремительно таяло. Через несколько секунд последнее бледно-жёлтое пёрышко, растянувшись в длину, исчезло из виду…

    -А где Денис?...

    Крыло Илмарса превратилось в синюю черточку: уже далеко. Айгарс - у самой земли. Садится. Марек - над цементным заводом… Дениса не видно…

    -Денис, ответь. Ты где?...

    -…

    -Марек, ты видишь Дениса?

    -Нет.

    -Илмарс, Марек, запросите Дениса… Может у меня сигнал слабый…

    Денис не отвечал.

    -Илмарс, возвращайся на старт и по своему маршруту ищи крыло Дениса. Оно жёлтое с красным. Увидишь…

    -Понял…

    -Марек, покрутись со своей стороны… Ищи Дениса…

    Миша повернулся к Максу:

    -Поднимайся, обследуй вон тот квадрат. Лиля, ты - за руль, Саня - на лебёдку…

    Через несколько минут чёрное крыло Макса летучей мышью уже висело над лесом.

    -Его нигде нет…

    Марек сел. Взлетел Саня. Но жёлтого крыла нигде не было...

    -Вот, блин… Где он может быть?... Внимательней смотрите!!!, - Миша уже не сдерживал волнение. Посмотрел на часы - больше часа прошло с момента исчезновения Дениса.

    Заверещал мобильник,

    -Алло!

    -Миш, это Денис… Я только что сел…

    -Ты где?!!!

    -Не знаю пока… Рядом большая труба… Сейчас сложу крыло… Дождь начинается… Рация чего-то не берёт… Перезвоню…

    Отключился.

    "Нашёлся… Слава Богу… Ну и нервы…"

    -Всем отбой! Денис нашёлся, - Миша устало сел в траву. Посмотрел в небо, - "Какой дождь? В небе ни облачка… Какая труба?..."

    Минут через пять мобильник опять ожил.

    -Ну, где ты?

    -Я в Риге…, в Иманте…, - тихий озадаченный голос Дениса.

    -Где?!!!...

    -В Риге…, Иманта… Сам ничего не могу понять… Миш, здесь сильный дождь, я иду домой, завтра приеду на Румбулу и всё расскажу…

    -Да…

  2. В Риге…, в Иманте… Так это же за 150 километров, два с половиной часа езды на автомобиле… Ремонт дороги, ограничения в городах, быстрее не проедешь… Нет, это невозможно… Прошло только чуть больше часа...

    К месту посадки подтягивались пилоты. Скоро все собрались у вишнёвого минибаса.

    -Так, где сейчас Денис?

    -Говорит, что в Риге…

    -А как это возможно? До Риги отсюда 150 километров. Он же не на самолёте?... Сдуло?

    -Не знаю… Я звонил домой, в Риге действительно сильный дождь… Завтра приедет на Румбулу, расскажет.

    -Хрень какая-то…

    -Туннельный эффект…

    -Что?

    -Туннельный эффект. В квантовой физике есть такое понятие. Точно не помню, но идея в том, что частица с малой энергией иногда оказывается в состоянии, принять которое могут лишь частицы с большой энергией. Это так, если б ты подбежал к высокому забору, чуть припрыгнул и оказался по другую сторону. Не перепрыгнул, а оказался… Что-то там было связано с неопределённостью фиксации частицы в пространстве. С вероятностью быть здесь и в другом месте…

    -А помните этот шорох, какое-то волнение и песчаный смерч к облаку?...

    -Мистика…

    -… и если случились какие-то специфические обстоятельства в какой-то точке пространства, изменились физические свойства среды и вероятность нахождения облака вместе с Денисом здесь стала меньше вероятности их нахождения в Риге... И они оказались там... Там ведь собралась густая облачность, пошёл сильный дождь. Кстати, многие процессы в атмосфере до сих пор ещё не понятны. Например, молния…

    -Хорошо, что ещё в Риге, а не над болотом со змеями… Бермудский треугольник...

  3. Когда подъехала старенькая ауди Дениса, те кто был на земле, отложили дела и пошли слушать его историю.

    -…тянуло вверх классно. У облака я попытался выйти из потока и нифига… Я акселем..., не пускает. Только всё сильнее затягивает. А как попал в облако, немного поболтало и всё успокоилось. Сижу себе, как дома на диване. Только не видно ничего, кругом одно молоко. Потом, кажется, прошло минуты три или пять…, - он выбросил окурок потухшей сигареты, потянулся в карман за пачкой. Вытянул и из кармана вывалился небольшой смятый листок бумаги. Листок упал, подхваченный ветром, отлетел в сторону. Денис проводил его взглядом, махнул рукой и продолжал,

    -… прошло минут пять. Вижу как будто тёмно-серое пятно. Меня несёт туда и я вываливаюсь из облака… Кругом серо, как в сумерках… Высоты метров сто… Рядом город, высокая труба, дождь собирается… Ну я резво на посадку… Звоню тебе… Собираю крыло… Выхожу из пролеска… Иманта… Рядом с домом… Ну я тут и ох…, - он посмотрел на Лилю, - офигел…

    -Ну и дальше?

    -А что дальше?... Начался сильный дождь, рванула молния. Пока добрался до подъезда, взмок до трусов… Дома выпил водки и лёг спать…

    -Ты говоришь, был в облаке минут пять? Мы тебя искали больше часа. От момента твоего исчезновения в облаке до твоего звонка прошло больше часа! Какие пять минут?!

    -Ну, не знаю. На часы не смотрел. А дома лёг и проспал до утра…

    -Мистика…

    -Туннельный эффект…

    -Чего?... Он оглянулся, выбросил сигарету, - Ну ладно, поеду домой. Простыл наверное. Что-то колотит…

    Красная ауди резко развернулась, заревела и умчалась.

    -Миш, ты ему веришь?

    -Не знаю. Вчера вечером позвонил ему, трубу взяла жена. Сказала, что пришёл днём, весь мокрый от дождя, какой-то не в себе… Выпил стакан водки и лёг спать…

    -А зачем ему врать? Ведь действительно исчез… Мы ведь искали...

  4. … Вилнис прервал своё повествование, поправил зелёную кепку на голове, допил из кружки винчик и очень серьёзным тоном продолжил,

    - поэтому, ребята, никогда не влетайте в облака. Туннельный эффект.

    И выразительно оглядел молодых пилотов.

    Миша, стоя у сковородки с "овощным рагу", спешно поднёс ложку ко рту, прикрывая улыбку. Криш, сидя со своим нотбуком на коленях, не отрываясь от монитора, загадочно улыбнулся. В тот день он поднял маленький скомканный листок бумаги. Это был автобусный билет Екабпилс - Рига, протёртый в том месте, где стояла дата…

    -А где сейчас Денис?...

    -А он продал крыло и у нас больше не появлялся…

    -Мистика. Подёргивание горизонта… Шёпот… Вихрь...

    -Туннельный эффект... Ну заливает!..

    Сгустились сумерки, заходящее солнце чуть подёргивало горизонт. Слегка потянуло тёплым ветром, зашелестело кукурузное поле у кемпинга, будто перешёптываясь с кем-то… На границе света электрической лампочки, напротив ряда палаток закрутился пылью небольшой смерч

    -Мужики, я только что перед палаткой три банки тушёнки выложил. Никто не видел?...

  5. 464b56f565d87f6dad0b28348cbceeff

вторник, 23 сентября 2008 г.

Ты выбрал...

1159_NxgWKwtAg2 Тихо. Лишь слегка колышется высокая трава, едва тронутая утренним солнцем. Природа ещё спит. Как будто только потягивается перед пробуждением.
Но вот в траве какое-то оживление. Суслик, высунув головку из норки, быстро осмотрелся вокруг. Тихо. Но все равно опасно. Быстро выскочил, встал на задние лапки и с высоты своего сусличного роста быстро оглядел округу. Из норки появилась ещё мордашка. Первый оглянулся, мотнул головкой, - пора за работу, - и ринулся на поле за зёрнами.
Второй не спеша тоже выбрался наружу. Посмотрел на небо… Там белыми ватными хлопьями плыли облака. Они принимали причудливые формы и будоражили воображение. Легко и свободно становилось на душе. Эх!... Как-то сами по себе слова складывались в строчки. Строчки рифмовались, отзываясь в груди чем-то очень родным и тёплым. Но никак не удавалось уловить это чувство, вспомнить откуда оно… Как сон. Такой яркий, такой волнующий… Но проснулся и он растаял, и никак не вспомнить… До слез…
Первый суслик уже вернулся с полным ртом, набитым сокровищами. Не раскрывая рта, чтобы не растерять ни одного зёрнышка, укоризненно покосился на Второго, - нужно работать, у нас ведь план…
Второй нехотя стряхнул с себя ночное наваждение и резво помчался за припасами. Весь день, неделю за неделей, месяц за месяцем носились два труженика: норка - поле, поле - норка. Вечерами, уставшие, вели подсчёт принесённых и съеденных за день зёрен. А раз в месяц подводили баланс и высчитывали, на сколько лет собранного запаса им хватит. А если завтра засуха? А если пожар? А если кровожадные орлы да совы устроят тотальную охоту? И вылезти из норки будет смертельно опасно? Мир такой злой, такой страшный, такой коварный. Поэтому нельзя терять ни одного зёрнышка, ни одной минутки. И невозможно расслабиться в суровом ритме современной жизни. Учёт и дисциплина. Ведь если не обеспечить себе зерновую базу в молодости, потом будешь нищим и о тебе никто не позаботится. Поэтому - заботься только о себе и прямо сейчас. Правда, если закон - каждый заботится только о себе, то кому же о тебе и заботиться?... А друзья? Найти надёжных друзей очень сложно, ведь каждый тащит зёрна лишь в свою норку! А если не в свою, то это уже не суслик...
А по соседству было много таких норок. И в них жили суслики: такие же работящие, бережливые и гордые от величия своей миссии - собрать достаточно для жизни. Только вот, что значит "достаточно", мало кто из них знал. Для простоты полагали, чем больше, тем достаточней. Часто встречались на пути в поле и обратно. Едва остановившись, быстро оценивали добычу собрата и разбегались  - дела, очень занят, катастрофически не хватает времени! Только поздним вечером, после учёта дневной выручки, делились впечатлениями: кто кого встретил, откуда тот шёл и сильно ли раздувались у него щёки. Таких, с особенно раздутыми щеками, не любили, считая заносчивыми выскочками, но в тихую им завидовали и при встрече приветствовали поднятием бровей и уголков рта. А тех, что бегали с обиженными глазами и опавшей мордашкой, слегка жалели, с удовольствием смакуя их неудачи. Конечно же, никто и не подумывал такому помочь. Это не в правилах сусликов. Но похлопать по плечу, - держись, мы в тебя верим, - считалось хорошим тоном и указывало на успешность и принадлежность к элите.
Солнце уже садилось за горизонт. Суета маленьких зверьков угасала, пока, задев задней лапкой сухую ветку и от хруста резко дёрнувшись, вильнув попой, пыхтя от страха и усталости, последний суслик не нырнул в своё убежище. Лениво качалась травинка на слабом ветру, а высоко в небе, освещённый лучами заходящего солнца, парил орёл, используя последнюю возможность слабеющего восходящего потока. Как будто не хотел прощаться с уходящим днем…
В норке тепло и уютно. Усталые и сытые, довольные собой, в безопасности и запахах зерновых сокровищ суслики тихо посапывали, иногда подёргивая ушками, сквозь сон прислушиваясь к звукам на поверхности земли.
… Тихо. Яркое палящее солнце контрастно освещает открытую полянку со скошенными стеблями пшеницы, валяющимися толстыми колосьями с золотистыми зёрнами. Вот это богатство! Три прыжка из густой травы… Промелькнувшая по полянке широкая тень… Что-то крепко схватило за шкурку на спине… Через мгновение лапки оторвались от земли, полянка осталась далеко позади внизу… Вот родная норка с застывшим от ужаса Первым… И это чувство свободы и огромного пространства, когда видишь весь мир и ощущаешь причастность к его величию… Это именно то чувство, что иногда будоражило душу, но до этого мгновения было скрыто серым и липким туманом. Я лечу! Я помню это чувство! Я летал и раньше! Не знаю как, не знаю когда, но и у меня были крылья!
- Да, это так, - тихий и спокойный шёпот заполнил пространство, - каждый живой организм в период своего эмбрионального развития проходит все стадии, несёт в себе способности и к полёту, и к плаванию, и к бегу. Это период потенциальных возможностей. А затем наступает момент выбора - перекрёсток. Ты выбрал быть сусликом...
Восторг сменился ужасом. Как высоко! Вот уже вата облаков оказалась не ватой, а лёгкой дымкой, переходящей в туман… Вот на горном склоне огромное гнездо с кричащими от нетерпения голодными птенцами: самый лучший суслик - большой, толстый… И для этого нужно было целыми днями трудиться, набивая желудок отборным зерном, ограждая себя от болезней, стремясь к благополучию? И никто из собратьев не кидается на помощь… Это чтобы орлам без забот отбирать очередной откормленный кусок мяса?...
- Ты выбрал быть сусликом…
Маленькое сердечко зашлось от ужаса… В панике задёргались лапы, помутнело в глазах...
Лапка больно ударилась обо что-то острое. Резкая боль оттеснила видение, сон ушёл… Сердце ещё бешено колотилось, сухой рот жадно хватал воздух.. Воздух… На свежий воздух. Он высунул мордочку наружу и стал жадно пить свежую утреннюю прохладу. На поляне было ещё темно, а там высоко первые лучи восходящего солнца уже освещали вершины гор. И того, что парил, встречая день. Того, кто выбрал быть орлом.
А может быть, у меня всё ещё есть выбор?...